Перейти к заказу билетов
Перейти к заказу билетов
Грузберг Ольга Юрьевна - клинический психолог, арт-терапевт, детский и семейный психолог.

Лекция о том, как это всё вообще происходит у ребёнка, как всё это развивается, что происходит в том или ином возрасте ребёнка, как быть родителем, который наблюдает развитие детской сексуальности практически с первого года жизни ребёнка, как обращаться с этой деликатной темой. И вообще как родителям себя вести.

Ольга: Попробую эту информацию немножко структурировать, сделать более понятной, менее хаотичной для того, чтобы у вас было поле, в котором вы сможете размышлять о своём собственном ребёнке или детях, и о том как доносить информацию и сексуально их просвещать.
Пока Татьяна говорила, я думала о том, что как раз на государственном уровне пока у нас всё катится в обратную сторону и считается, что сексуальное просвещение никому не нужно. Я как практический психолог, психотерапевт и мои коллеги считаем, что это очень нужно, — в нашей стране это нужно особенно — стараемся перенимать опыт европейский, американский, где всё это давно поставлено на рельсы, сексуальное просвещение присутствует в детских учреждениях, в школах, в садах. И, конечно, это хорошо. Мне бы хотелось, чтобы в нашей стране мы тоже к этому пришли. Но начнём, как водится, с семьи и с того, что могут сделать родители.
Я работаю, так сложилось, в основном с подростками, начиная с 11-12 лет. И в практической своей работе наблюдаю, что существуют определённые сложности в теме сексуальности у детей, потому что они не понимают, как с этим обращаться. И ещё больше сложностей существует у родителей, потому что они тоже не знают, как с этим обращаться.
Когда нужно начинать сексуальное просвещение в семье?
Начнём издалека. Когда вообще нужно начинать сексуальное просвещение в семье? Когда нужно начинать разговаривать с ребёнком о сексе, о сексуальности, о репродукции — в общем, обо всех этих темах, которые детей очень сильно интересуют? Очевидно, когда появляются самые первые вопросы: "Откуда я взялся, мама? Как ты меня родила?". Некоторые дети прям так приходят из детского садика и в лоб спрашивают: "Что такое секс?" или "трахаться", или что такое онанизм. Маленькие дети задают вопросы, потому что в социальной среде где-то слышат слова, они видят эмоциональные реакции взрослых, которые эти слова произносят, или ровесников. Обычно это любопытство, какая-то ирония, чувство стыда. И ребёнок маленький приходит домой и обязательно задаст этот вопрос родителям. И как раз это та самая точка, с которой можно смело начинать разговаривать об этом.
Некоторые дети не задают вопросов. Есть такие дети, более скрытные, им сложно сформулировать. Но это не значит, что они об этом не думают, это не значит, что они об этом не фантазируют. И они могут косвенно свой интерес выражать к вопросам пола, к вопросам секса. Например, играть в какие-то сексуализированные игры или рисовать рисунки. Или фантазировать. Или, например, маленькие дети очень часто могут так в какой-то теме, связанной с отношением полов, подзастрять. Сейчас расскажу, как это может выглядеть. Например, какой-то мультфильм детский — сейчас много полнометражных красивых мультфильмов, где показаны отношения, любовь, поцелуи, принцессы целуются с принцами — и некоторые родители отмечают, что дети на этих мультиках залипают и могут их целыми днями, неделями, месяцами смотреть. И это очень сильно беспокоит родителей, потому что они ждут, когда же это закончится, когда ребёнок удовлетворится, а ребёнку постоянно и постоянно нужно к этому возвращаться. И это тоже точка, в которой можно начинать сексуальное просвещение, буквально спрашивая: "Что тебе там так нравится, почему ты всё время это смотришь?". Маленькие дети ещё открыты, они рассказываю, они дают знать, что их так сильно интересует.
Что ещё маленькие детсадовские дети делают, или начальная школа? Они тоже приносят из учреждения новое знание. Очень часто они приносят это новое знание в виде "словечек" неприличного значения. И могут тоже целыми днями это слово повторять на разные лады, ожидая от родителей какой-то реакции. И это тоже место, с которого можно начинать сексуальное просвещение, объяснив ребёнку, что означает то или иное слово. То есть переведя эту лексику на человеческий, анатомический язык. Для это, конечно, родителям нужно самим владеть лексиконом. Про это мы тоже сегодня поговорим.
Почему это вообще происходит? Самая первая причина заключается в том, что у ребёнка существует с раннего возраста, с 2-3х лет, естественный интерес к теме пола и секса. И этот интерес ровно такой же, когда дети интересуются, как растёт трава, как цветёт цветок, как светит солнце. Они интересуются, почему мальчики выглядят таким образом, почему девочки выглядят по-другому. Мальчик может спрашивать: "Почему у меня половые органы такие?". Он, конечно, такими слова не оперирует, но он даёт понять, что его это очень интересует. И этот интерес носит естественнонаучный характер. Просто интересно. Этот интерес тоже желательно удовлетворять по мере возникновения. Почему? Потому что если мы пытаемся отмахнуться от этого, отвечаем как-то сжато, скованно, сами пугаемся, стыдимся, путаемся — ребёнок очень хорошо распаковывает эмоции родителей. И он прекрасно чувствует, что эта тема ужасно интересна, ужасно запретная, и будет прикладывать много усилий для того, чтобы разобраться самостоятельно.
Вторая причина, почему нужно говорить об этом с детьми, — потому что таким образом вы даёте ребёнку очень хороший опыт близости и доверия. А это очень важная штука. Потому что дети растут, и в подростковом возрасте, когда привязанность ослабевает между ребёнком и родителем, как раз вот здесь это доверие можно восстанавливать и можно его укреплять. Когда ребёнок чувствует, что вы готовы с ним разговаривать и готовы отвечать на его самые разные вопросы, он узнаёт, что родитель — мама, папа — это как раз тот человек, к которому можно прийти с любым (вопросом). И, поверьте, это очень ценная штука для жизни. Потому что подростковый возраст, юношеский возраст — бывает так, что человеку, действительно, не с кем поговорить. Но хотя бы он будет знать, что у него есть родители, которые его понимают.
Когда вы сами как родители рассказываете своему ребёнку о сексе, о сексуальности, вы уверены, что эта информация дойдёт до него именно в том виде, в котором хочется вам, в котром вы готовы её донести. Это не будет какой-то сомнительный источник, интернет, социальная сеть, одноклассники-ровесники. Это тоже будет, но вы сможете откорректировать эти знания, вы сможете сделать их менее хаотичными. Вы сможете помочь ребёнку эти знания упаковать в такую форму, чтобы ему не было так страшно, чтобы ему не было так тревожно. Это тоже очень ценная вещь. К подростковому возрасту она становится особенно ценной. И всё это влияет на то, что мы помогаем своим детям с раннего возраста фактически формировать здоровое отношение к сексуальности, к сексу, к половым отношениям. И мы закладываем основы его гармоничной партнёрской жизни, супружеской жизни, его здоровой человеческой сексуальности.
И, наверное, последнее, но не самое незначимое. Когда родитель доступен ребёнку как человек, который может с ним поговорить, он же может защитить своего ребёнка от сексуального использования и сексуальных травм. Сейчас поясню, что это значит. Те родители, которые открыты и могут своему ребёнку рассказать и объяснить, создают как раз эту основу безопасности и основу доверия. Если ребёнок испытывает в жизни что-то, связанное с сексуальным использование, или существует для него такая опасность, он придёт к родителю и он родителю об этом расскажет. И это тоже очень важная вещь, такая профилактическая работа
Почему это такой сложный разговор?
Об этом говорить, конечно, легко в теории. Многие родители готовы разговаривать об этом со своими детьми. И они хотят с детьми разговаривать, но у них не очень получается. У них бывают сложности, связанные с родительскими, взрослыми установками, ценностями, особенностями воспитания, особенностями их взросления, с их культурным бэкграундом, с их религиозными предпочтениями. Очень много факторов, которые влияют на то, что родителю говорить с ребёнком о сексе очень сложно. Это касается не только родителей, это касается всех взрослых людей, которые много и часто общаются с детьми, — педагоги, воспитатели детских садов, вожатые в пионерских лагерях и т.д.
Я собрала самые распространённые идеи, которые у родителей работают, когда они испытывают сомнения, когда они боятся со своим ребёнком разговаривать о сексе:
1) "Я думаю, что это развратит моего ребёнка и направит его интересы не в ту сторону" или "это гадко и грязно, нужно поменьше думать об этом" — такое послание зашито в этом.
2) Иногда родители ждут, пока ребёнок немножко подрастёт: "Вот он ещё слишком мал, вот он ещё, наверно, не поймёт, ещё рано, я не смогу ему объяснить такими словами, чтобы он понял". "Вырастет — узнает" — конечно, ребёнок вырастает и узнаёт. Мы все как-то выросли и как-то узнали.
3) Есть родители, которые вообще не имеют никакого опыта, потому что у них у самих этого опыта не было. И они бывают довольно категорично настроены и считают, что за них это должен сделать кто-то. Может быть, в школе какие-то уроки будут по сексуальному просвещению. Может быть, ребёнок узнает от кого-то ещё, "только не от меня". "Я не буду об этом говорить", — думает такой родитель. "Это само собой придёт", — такая установка работает. 14:15
4) Следующая похожа: "Я думаю, что мой ребёнок узнает всё в своё время от ровесников в школе". Есть определённая категория родителей, которые хотят поговорить, но испытывают очень много смущения, тревоги, и не знают, как начать, не могут подобрать подходящих слов. Путаются, теряются и в конце концов от этого разговора тоже отказываются, к сожалению.
Или родитель может ждать, пока ребёнок задаст прямой вопрос. Возвращаясь к предыдущему блоку, не все дети эти прямые вопросы задают. Задача родителя, конечно, видеть и в поведении ребёнка, когда интерес и любопытство к сексуальности высок. Задача родителя, может, в этом месте видеть немножко больше, видеть немножко за (прим. за границей видимости).
Психосексуальное развитие:
от 1 года до 4 лет
Я, пожалуй, начну немножко издалека. Почему? Потому что мне самой легче будет входить в эту тему. Начну я с того, что сексуальность как набор биологических, эмоциональных, физиологических реакций существует у человека с рождения. И об этом, конечно, никто долгое время не знал, не догадывался, пока к нам не пришёл дедушка Фрейд и не сказал, что сексуальность существует у ребёнка с рождения. И эта сексуальность развивается в отношениях с близким взрослым, с матерью. Потому что как раз мать заботится о ребёнке, она его кормит грудью, она его носит, качает, манипулирует с его телом, купает, одевает, делает массаж, ласкает — и это как раз про сексуальность и про будущую сексуальность. И есть исследования, которые говорят о том, что если ребёнок получил достаточной вот этой телесной стимуляции в раннем возрасте, в младенческом, то в дальнейшем такие люди испытывают гораздо меньше сексуальных сложностей, у них меньше проблем, связанных с сексуальными блоками. Они умудряются строить гармоничные отношения, в отличие от тех детей, которые этой стимуляции не получили в достаточной степени.

Что касается развития сексуальности. До полутора лет ребёнок обладает такой диффузной сексуальностью: у него есть тело, как у всех, и это тело как-то реагирует на то, что с ним производят. Ребёнок получает очень много удовольствия от тактильного контакта с матерью. Ребёнок страдает, если его подолгу не берут на руки или не укачивают, или не гладят, с ним как-то не играют. Ребёнок состоит из таких диффузных состояний: удовольствие/неудовольствие, хорошо/плохо. Маленькие дети очень красноречиво заявляют о том, что им плохо, — криком, это мы все знаем. Если ребёнок удовлетворён, если ему хорошо, если его тело наполнено приятными ощущениями, такой ребёнок спокоен, доволен и развивает свой естественнонаучный, исследовательский интерес, играет и знакомится с окружающей средой.

В возрасте 1,5 - 2х лет ребёнок знает, что он мальчик или девочка, потому что ему об этом говорят окружающие его взрослые. Но это знание носит такой интеллектуальный характер, ребёнок повторяет за взрослым. Маленькие дети себя не выделяют из среды, они часто о себе говорят в третьем лице: "Вася — мальчик, Катя — девочка". Это знание ещё не нагружено никак эмоционально. 2501

Чуть позже к 3ем годам формируется образ тела, для ребёнка становятся очевидны анатомические различия между полами. То есть ребёнок уже начинает обращать внимание на то, что у него, как у всех, есть голова, руки, ноги, но есть и какие-то органы, которые отличаются от органов, например, у мальчиков — от органов мамы, у девочек — от органов папы. Если есть братья-сёстры, этот интерес направлен и на них тоже. И дети начинают всё подмечать, сравнивать, задавать вопросы: "Почему у меня так, — спрашивает мальчик — а у Кати вот так всё устроено?". И тут задача родителя, подчёркивая его пол, рассказывать о том, что мальчики устроены именно таким образом, у мальчиков есть пенис, или половой член. Ну, половой член — это сложная конструкция для 3х лет, но можно называть совершенно спокойно половой член пенисом. И 3-летние дети запоминают быстро это слово, оно лёгкое, и они потом этим словом тоже могут оперировать. Здесь есть определённая сложность, но она, мне кажется, больше связана с тем, что в нашем языке нет слов, которые были бы удобны для всех и которыми родители могли бы пользоваться свободно. Поэтому мы берём анатомические термины — пенис, вульва, ягодицы, анус — и маленькому ребёнку так и рассказываем. И показываем. Можно, конечно, не отказываться от уменьшительно-ласкательных словечек, называть половые органы своего ребёнка и так тоже. Но важно понимать, что эти слова у него закрепятся, и когда ребёнок станет старше, он будет теряться, потому что эти слова уже не будут подходить, а других нет. Это важный момент — вооружиться анатомическим словарём, выучить обозначения половых органов и уметь рассказать ребёнку об этом. Ребёнок 3х лет обычно удовлетворён обычным обозначением и названием, ему в этом возрасте не нужны сложные схемы, как это всё устроено, зачем и почему. Это всё позже приходит. То есть рассказать, называя половые органы своими словами.

Психосексуальное развитие:
от 3 до 11 лет
От 3х лет. У некоторых детей это и раньше происходит. Эти рамки очень размыты. Почему я эту схему предлагаю? Чтобы у вас была матрица, через которую удобно думать про психосексуальное развитие своего ребёнка. В возрасте от 3х лет дети очень активно отрабатывают полоролевые модели поведения. То есть девочки уже понимают, что они девочки, они этим гордятся, играют в девчачьи игры. Мальчики тоже кучкуются по половому признаку, особенно это видно в детских группах, в детском саду, в каких-то развивающих группах, но необязательно. Потому что дети с большим удовольствие отрабатывают полоролевые модели противоположного пола. Это тоже очень важный момент, потому что ребёнку нужно приспособиться к этим играм, нужно попробовать и то, и это, почувствовать, где он себя лучше ощущает. Это тоже очень тонкое и слабое место в нашем социуме, когда родители, например, очень настойчиво требуют от ребёнка, чтобы он воспроизводил в игре только те модели, которые соотносятся с его полом. Это вещь, от которой я хочу предостеречь родителей, этого делать ненужно. То есть ребёнок в этом возрасте должен поиграть в разные игры, почувствовать, где он себя чувствует хорошо, удобно, комфортно.

В этом же возрасте сексуальная любознательность становится ещё выше. Возникают бессознательные сексуальные фантазии. Поскольку они бессознательны, мы не можем их вспомнить, даже если вспоминаем своё детство. Но мы можем думать о том, что в душе у ребёнка всегда присутствует определённый набор таких грёз, которые связаны с отношением полов. Ребёнок, например, перед сном может мечтать о чём-то. Ребёнок может интересоваться очень сильно отношениями мамы и папы, приходить перед сном к ним в кровать полежать или с утра прибегать тоже в постель. В этом месте как раз происходит развитие сексуальной фантазии, и в этом возрасте дети начинают прицельно интересоваться вопросами пола, деторождения, родов, почему мама с папой спят вместе и зачем, и для чего.

Здесь как раз к вопросу о том, как рассказывать ребёнку, откуда он взялся. Ребёнку 3-4х лет. Всё начинается всё равно с конца. Мы когда ребёнку рассказываем о деторождении, мы рассказываем, что "ты родился у мамы, мама тебя родила, до этого ты жил или рос у неё в животе, ты там сидел несколько месяцев, когда пришло время и ты стал достаточно большой, ты родился". В 3-4 года дети частенько удовлетворяются этим материалом и переваривают информацию, обрабатывают. И потом возвращаются и спрашивают: "А как я из живота появился?". Вот здесь я даже не могу сказать вам ничего конкретного, потому что я видела детей, которым достаточно было сказать, что "мама поехала в больницу, и там доктор помог тебе родится из живота". А есть дети, которые не удовлетворяются этим материалом, и они спрашивают: "Ну, а как он помог? Что он сделал?". Если у мамы было кесарево сечение, ей проще, она говорит: "Он (доктор) разрезал живот, и тебя достали". Если были естественные роды, то маме приходится этот материал у себя в голове быстро проматывать, чтобы ребёнку дать правдивую картину, но не перегрузить его материалом. У меня вопрос к вам: какими словами можно рассказать ребёнку о родах?



Из зала: Почему нельзя рассказать это как есть? Почему когда начинаются такие темы, мы говорим, может быть, перегрузим детей информацией? То есть они не знают, что взрослые считают, что секс — это грязно, а вагина — это что-то "обоже". Они думают, что это такой же орган, как нога, рука, ухо и т.д. Почему нельзя так и сказать про это?



Ольга: Супер! Это прекрасный ответ. Потому что мы возвращаемся к предыдущему слайду, где мы ребёнку даём названия половых органов и говорим, что наружные женские половые органы называются вульва, то, что глубже, называется вагина. Если ребёнок уже владеет этим словарём, то мы можем ему сказать, что "ты вышел у мамы из вагины". Это специальное такое место, откуда дети рождаются, мы же не придумали, это так и есть. Причём эту информацию детям именно так можно и давать, мальчикам и девочкам. Я встречала детей, которые, конечно, интересуются: "Достаточно ли место, чтобы ребёнок вышел из вагины?". И мама может рассказывать дальше, что это выглядит так, будто место мало, но на самом деле вагина становится больше, и ребёнок появляется, а потом она опять возвращается к своей исходной форме. И мы так потихоньку детям слой за слоем наращиваем их сексуальное знание и заполняем их какие-то лакуны, удовлетворяем их любознательность. И ребёнку намного становится спокойнее от этого, потому что он увеличивает потихонечку свое знание об этой стороне жизни.

Ближе к 6-ти годам, даже раньше, дети уже интересуются, как ребёнок появляется у мамы в животе, откуда он там берётся. Если про роды, деторождение родители могут спокойно рассказать, доступно, то когда речь идёт о зачатии, о половом акте, уже начинаются определённые сложности. Некоторые родители прибегают к помощи каких-то изданий, книг, видеороликов, где картинка за картинкой всё очень доступно написано, показано, как всё устроено, как всё происходит, как происходит эрекция у мужчины, как половой член входит в вагину женщины. Даже картинки нарисованы, как сперма бежит и попадает в яйцеклетку. Это на самом деле довольно сложный материал. Сложный в том смысле, что донести до ребёнка прям сразу всё и структурировано бывает нелегко, но возможно. Я всегда родителям рекомендую, если есть какие-то сомнения, то прибегать к помощи литературы, книжек. И показывать ребёнку, и читать вместе с ним. Не просто предлагать самостоятельно прочитать, а вместе с ним ещё раз разобрать, ещё раз показать. И ребёнку намного спокойнее, когда он делает это вместе с близким взрослым.

Исходим из идеи, что ребёнок в 6 лет уже в принципе понимает, как появляются дети, как происходит зачатие. И детям в школьном возрасте от 7-8 лет все эти темы становятся гораздо менее интересны. Происходит спад любознательности, сексуальные импульсы дремлют. Дремлют не в том смысле, что всё засыпает и не работает, а в том смысле, что высокая интеллектуальная социальная активность, которая в школе ребёнка настигает, она затмевает все остальные вещи. И ребёнок гораздо больше склонен общаться, дружить, тусоваться, заниматься спортом, заниматься какими-то своими дела, чем интересоваться вопросами секса и деторождения. Но всё равно эти вопросы присутствуют. Но они уже обсуждаются в группе школьников. Дети начинают в начальной школе обмениваться какими-то знаниями — кто-то знает больше, кто-то знает меньше, и дети всё равно приносят из школы, из кружков что-то, о чём можно поговорить с родителями. Они приносят какие-то вопросы, они приносят какие-то непонятные для них ситуации, и наша задача помочь им всё-таки в этом разобраться, помочь им эту информацию сделать более структурированной, сделать более внятной. И мы можем возвращаться к предыдущим этапам, мы можем начинать всё сначала, если обнаруживаем, что ребёнку что-то где-то не очень понятно происходит.

Психосексуальное развитие:
подростковый возраст
Подростковый возраст. Если мы исходим из идеи, что на всех предыдущих этапах ребёнок получил необходимую информацию, то он спокойно подходит к своему подростковому возрасту. С таким уже багажом знаний, который помогает ему справляться с сильными чувствами, с тревогой в сфере сексуальности, которой в подростковом возрасте становится очень много. Я бы сказала, что подростков вот эти сексуальные чувства, импульсы, фантазии их просто затопляют, поэтому подростковый возраст, конечно, сложен.

Чем подростковый возраст отличается от других этапов? Чем он сложен для родителя? В подростковом возрасте мы не можем разговаривать со своими детьми о сексе напрямую. Точнее мы можем, но подростки относятся к этому с опаской, потому что в подростковом возрасте родитель должен осуществлять (в сфере сексуально поддержки) больше функцию оберегающего взрослого, нежели просвещающего взрослого. Почему? Потому что разговаривать об этом с мамой или с папой становится невыносимо сложно и лучше поговорить с ровесниками, лучше почитать интернет, лучше поискать какой-то материал по теме. К этому тоже нужно относиться с уважением и с пониманием, не устраивать каких-то больших разговоров, потому что это очень трудно, и это не нужно. В подростковом возрасте это больше вредит, чем помогает. Если у родителей есть какие-то сомнения, что ребёнок всеми знаниями уже обладает, если у родителей есть сомнения, нужно ли ему ещё помочь, где-то ему что-то подсказать, лучше пользоваться помощью других взрослых, которым вы доверяете. Это могут быть достаточно близкие друзья семьи, с которыми у вашего ребёнка хорошие отношения, близкая связь. Или это могут быть старшие братья, сёстры, чтобы разница в возрасте была достаточно большая, чтобы этот старший брат или сестра смогли бы до подростка донести информацию максимально бережно.

Как вам кажется, почему подросткам становится трудно разговаривать с родителями? Ну, и родителям с подростком становится трудно разговаривать, даже если все предыдущие условия выполнены, если до подросткового возраста с ребёнком спокойно разговаривали, всё ему объясняли, проясняли. Есть какие-то идеи, что в этом возрасте случается?
Из зала: Практика!
Ольга: Ну, до практики там в подростковом ещё долго.
Из зала: Возможно ребёнок в этом возрасте хочет всё узнавать сам? Может ему нужно дать такую возможность? Ему важно показать, что он сам может получать информацию, он достаточно взрослый.
Ольга: Да, работают идеи о взрослости, что "я сам как-то без мамы и без папы как-то справлюсь". Особенно в такой деликатной теме. Ещё?
Из зала: Может, это дух противоречия. То есть он критикует информацию родителей, ставит всё под сомнения, потому что он понимает, что он с родителями — не одно и то же.
Ольга: Да, дух противоречия, сепарационный процесс идёт: "Не нужны вы мне больше, родители. Я и без вас с друзьями, с интернетом как-то разберусь". Да, это тоже работает. У мальчиков это больше работает, чем у девочек, в силу их физиологии мужской. Тестостерон ещё начинает работать, они буйные становятся.
Из зала: Мне кажется, что подросток становится похожим на взрослого, очень похожие начинает испытывать чувства и эмоции, и он может переживать в этом разговоре и своё возбуждение и возбуждение родителя. И это очень тяжело. Есть же инцестуальный запрет, и твой родитель в принципе не может вызывать у тебя возбуждение. И ты у него. Когда мы говорим о сексе, у всех происходит возбуждение какое-то. И это довольно сложно для подростка. Если это другой человек, знакомый, то это легче перенести. Я думаю, что то же самое происходит с родителем.
Ольга: Да, супер! Это как раз тема, про которую мы в последнюю очередь думаем. Подростковый возраст запускает бессознательные инцестуозные импульсы и у родителей, и у детей. Это вещи, которые зашиты настолько глубоко, что мы об этом не думаем в повседневной жизни. Точнее мы не позволяем себе об этом думать. Те, у кого есть дети-подростки, или те, кто помнит хорошо свой подростковый возраст, — там есть очень много возбуждения, смущения и фантазий в сторону родителей, и у родителей в сторону детей. Это один из механизмов, который запускается в момент обсуждения сексуальности, секса. Это создает очень тревожащую среду и для родителя, это правда. Именно поэтому родители детей-подростков могут проявлять больше агрессии в сторону ребёнка противоположного с родителем пола. Например, когда папы активно наезжают на дочерей-подростков на ровном месте. Ничего такого не происходило, вдруг — папа вышел из комнаты, увидел брошенную бумажку и начал кричать на эту девочку — девочка в слезах убежала и не понимает, из-за какого такого незначительного факта такой сыр-бор разгорелся. Так работает запрет на инцест. Папе бывает довольно сложно видеть и выдерживать взросление своего ребёнка, своей дочери. Для того, чтобы защититься от этих сложных переживаний, проще стать "папой", занять такую авторитарную позицию, накричать, поругать, и тем самым снизить немножко напряжение. То же самое у мам происходит. И как раз в этом месте внутри семьи можно говорить о том, как создавать необходимую границу между родителями и подростком. Но это тоже немножко дальше расскажу.
Из зала: Моя подруга ненавидела разговоры о сексе в этом возрасте с мамой, потому что у неё было ощущение, что мама пытается пожить её жизнью: "Примерь мои вещи! — Я не хочу примерять твои вещи! — Ой, смотри, у тебя фигура такая же, как у меня! — Нет, у меня своя фигура!". И она чувствовала это, как нарушение границы, как попытка матери прожить вторую молодость, пожить её (дочери) сексуальностью, "расскажи, что у тебя с мальчиками". То есть вжиться в жизнь своей дочери, как будто это её собственная жизнь, её собственная сексуальность. И мать — как казалось моей подруге, я не была свидетелем — пыталась как-то проводить всё время аналогии, что "и фигура такая же, и шмотки тебе мои подходят". И заглянуть в душ, как бы случайно зайти посмотреть. То есть какая-то попытка воспользоваться сексуальностью дочери. А дочь наоборот хотела отстроить свои границы, сказать: "Нет, это моё, это моя сексуальность". Тем более это такое интимное, сексуальность только пробуждается.
Ольга: Так тоже происходит и, к сожалению, нередко. И это происходит очень часто в отношениях "мама-дочь". Казалось бы, это два человека одного пола, мама и дочь. Но мама занимает такую позицию инвазивную: она внедряется в это поле развивающейся сексуальности своей дочери-подростка и начинает проводить там какую-то подрывную работу. То есть она как раз в этом случае не выполняет функцию защиты, она выполняет функцию преследования: "Я не позволю тебе формировать собственную сексуальность, я буду делать это за тебя". Проживать вторую молодость, проживать снова все эти чувства. Такие вещи случаются, к сожалению.

О чём полезно разговаривать с детьми ещё до подросткового возраста в 10-11 лет? Не разговаривать, нет. Слово "разговор" мне кажется не очень подходящим, потому что "разговор" — это беседа на заданную тему, "давай-ка мы с тобой сейчас поговорим о сексе, о половом созревании". Подростки не будут вообще разговаривать в этом случае. Они в лучшем случае просто фыркнут, хлопнут дверью, А в худшем случае — устроят какой-нибудь небольшой скандал. Всё-таки детям в подростковом возрасте важно доносить знание о том, что с ними будет происходить и уже происходит со стороны тела. Казалось бы, они живут, мы все живём, сейчас в такой среде, где огромный шквал информации, где мы постоянно находимся в соприкосновении с большим количеством противоречивых хаотичных неструктурированных знаний. То есть всё можно прочитать, найти, увидеть. При этом, когда с подростками разговариваю в практической работе, я иногда поражаюсь тому, насколько у них в голове много этих знаний и насколько они не структурированы. Как старинная библиотека, где большой развал, и это нужно как-то расставить по полкам. Это нужно помочь собрать, чтобы они могли этим пользоваться. Потому что он действительно знают много, но эти знания носят хаотичный характер во многом.

И всё равно подросткам очень важно давать информацию о том, что с ними будет происходить по мере взросления. По мере взросления с ними происходит то, что я отразила в таблице:

Рост тела и телесные изменения, к которым они должны быть готовы. Потому что случается так, что дети оказываются к этому банально не подготовлены. То есть мы вроде бы обо всём с ними поговорили, когда они были маленькие, всё им рассказали, объяснили, показали, может быть, даже десять раз проговорили. Подростковый возраст наступает, и дети начинают паниковать. Потому что всё, что с телом происходит, для них — странно, непонятно, болезненно, чудовищно. Он не хотят этого всего. Причём девочки намного больше волнуются, чем мальчики. Кстати, не знаю почему. Я ещё не очень поняла, почему у девочек намного больше тревог по поводу изменения тела, чем у мальчиков.
Из зала: Мальчикам в принципе всё равно!
Ольга: То, с чем я сталкивалась: мальчики больше волнуются по поводу своих физических размеров и по поводу размера полового члена. По поводу размера полового члена они обычно волнуются очень тихо. Эта тема их заботит. Особенно переодевания на физкультуру, в бассейн в спортивной раздевалке. И все места, где можно обнаружить то, что с тобой происходит, и то, что с другими, — у тебя всё не так. У тебя пенис намного меньше или намного больше. Или у друга уже оволосение по мужскому признаку такое мощное, а у тебя ещё ни одного волоска нет. Вот эти темы, конечно, очень беспокоят мальчиков.

Всё равно они должны быть готовы к тому, что в возрасте от 12 и до 18 лет будет этот бурный рост происходить. У мальчиков, как вы видите, подростковый возраст в среднем начинается позже на 2-3 года, чем у девочек. Я имею в виду не возраст подростковый, а созревание тела. Начинается позже и заканчивается позже. Мальчики до 12 лет — это ещё дети. А девочки в 10-12 лет — это уже барышни с развитой грудью, с заметно формирующейся фигурой. И они должны быть, конечно, об этом предупреждены и проинформированы.

Что там с мальчиками происходит в подростковом возрасте? Появление волос на лобке и в подмышечных впадинах, на ногах, на руках, изменение запаха тела и волос. Вот это, кстати, важный фактор для родителей. Когда ребёнок начинает по-другому пахнуть — значит, началось. Причём это может быть в 8-9-10 лет. Запах — мощный индикатор того, что началось половое развитие. Ребёночек может быть ребёночек с виду, не вырос особо, не выглядит как подросток, но тем не менее, если он начинает пахнуть иначе, — будьте готовы в ближайшие год-два. Всё начнётся бурно. У девочек тоже самое происходит в этом смысле.

Мальчики: ломка голоса с 11 до 14 лет включительно. Это всё возрастная норма. Голос может ломаться у кого-то раньше, у кого-то позже. И занимает долгое время — от года и даже чуть-чуть больше. У девочек в это же время — развитие молочных желёз, появление их болезненности. Это очень важное место для мам девочек. Девочек нужно об этом предупреждать, потому что девочки 4-5 класс (10-11 лет) иногда ужасно пугаются от того, что становится болезненной грудь, и иногда думают, что это признак какого-то заболевания. Но это совершенно нормальная вещь. И можно им уже предлагать покупать нижнее бельё по возрасту, бюстгальтеры, даже если вам кажется, что надевать ещё бюстгальтеры особо не на что. Пусть он будет, потому что он защищает девочку от этой чувствительности груди.

Мальчики: ночные поллюции, непроизвольная эрекция. Хорошо бы мальчиков предупреждать об этом заранее, начиная с 10-11 лет. Есть рекомендация о том, кто должен разговаривать о половом развитии с подростком. Традиционно считается, что хорошо, чтобы папа разговаривал с мальчиком, и мама — с девочкой. Но учитывая наши реалии, стереотипы, папы у нас... За последние 20 лет папы у нас сильно поменялись, просто супер: с детьми общаются, в теме всего — и развития, и физиологии, и болезни. То есть папы в теме. И хорошо бы, если бы это сделал папа (прим. Поговорил с мальчиком), потому что с папой это всё будет менее тревожно и более вразумительно. Папа должен мальчика к этому каким-то образом подготовить. Что касается вот этих всех вещей у мальчиков — непроизвольная эрекция, ночные поллюции, сюда же мастурбация потом присоединяется. Некоторые мальчики начинают довольно рано мастурбировать, с 7-8 лет. Но эта мастурбация не связана с выделением эякулята, это просто напряжение полового члена, раздражение полового члена. Потом это раздражение спадает. Мальчики иногда очень рано начинают это делать. И это тоже вариант нормы.

Родителям мальчика от 12 лет стоит быть очень бережными в этом месте. Что я имею в виду? Я имею в виду, что постарайтесь по возможности не врываться к нему в комнату рано утром или перед сном. Тоже сложная тема. Некоторые родители даже в ванную умудряются врываться. Эти вещи очень сильно подростка пугают, смущают, заставляют его зажиматься и заставляют его чувствовать себя физически плохо. Если вы заметили как родитель, что у мальчика уже случаются ночные поллюции, — можно сделать простую вещь: положить ему в комнату пару полотенец, какие-то салфетки, чтоб он знал, что это есть, и мог бы о себе позаботиться с утра после пробуждения.

Девочки: первые менструации. С девочками у нас получше обстоит ситуация, потому что мамы всё-таки с девочками общаются и рассказывают об этом, готовят к этому. То есть девочки предупреждены. О чём ещё имеет смысл предупреждать девочек-подростков? Я имею в виду начало подросткового возраста, когда ещё не пришли менструации. Что это тоже может случится в самом неподходящем месте в неподходящее время, например в школе, где-то на занятиях спортом, в бассейне. И девочкам с 10-11 лет уже можно давать какие-то средства защиты, гигиенические прокладки, чтобы они просто у них были с собой, чтобы девочку эта ситуация не застала врасплох.

Что там ещё с подростками происходит и из-за чего они переживают? Быстрый рост, нарушение пропорций тела, прибавка веса и развитие мускулатуры. Ну, мальчиков развитие мускулатуры, конечно, не беспокоит, а скорее наоборот, они ужасно это рады. Но то, что у них ноги, руки становятся длинными, голова остаётся маленькой, тело не успевает, они переживают. С таким подростковым максимализмом они почему-то считают, что они такими и останутся. Здесь им можно говорить, что "нет, это пройдёт, ты перерастёшь, и у тебя будет нормальное развитое тело". У девочек то же самое происходит. Девочки по поводу внешности и фигуры намного больше волнуются, чем мальчики. Так у нас работают гендерные стереотипы, что девочки об этом переживают много. И почти все девочки прибавляют довольно много в весе. У них происходит такое оплывание фигуры, когда талия исчезает, появляется непонятный животик, утолщаются руки (верхние части рук), бёдра. Иногда это тоже очень сильно беспокоит мам. Иногда, кстати, и пап. И они начинают к девочке цепляться, говорить "следи за питанием, займись физической нагрузкой". Этот этап тоже проходит. Просто начинает вырабатываться эстроген, накапливается этот жир, который потом по мере роста девочки и по мере дальнейшего полового созревания просто сходит. И девочка вырастает, фигура становится девичья, женская, и этот жир рассасывается совершенно спокойно, самопроизвольно. Но они (девочки) всё равно об этом ужасно беспокоятся.

Разница очень видна в развитии между мальчиками и девочками до 15 лет включительно, потому что определённое количество мальчиков только в 15 лет уходят в рост, и они могут вырасти за небольшой промежуток времени на 10-15 см. Но до 15 лет включительно они отстают от девочек в физическом развитии, потом эта картина меняется. Ну, девочки мальчиков опережают, как вы все знаете и видите: 4-5 класс — мальчики маленькие, маленького роста, девчонки выше намного, иногда даже на голову.

Вот это темы, которые с подростками обсуждать необходимо. Но обсуждать таким образом, давая им понять, что это этап, который закончится. Он имеет начало, он имеет развитие, и он имеет своё завершение. Когда мы с подростками разговариваем обо всех этих вещах, иногда возникает ощущение, что они нас вообще не слышат, не слушают, не верят. Некоторые спорят, некоторые отмахиваются и говорят: "Хватит, я это всё уже давно знаю, это всё уже читал, видел, и вообще ты мне об этом уже говорил". Но они всё равно вас слышат, и они всё равно испытывают меньше тревоги, когда они понимают, что родитель в курсе, что родитель в теме вот этих всех процессов.
Секс в подростковом возрасте
Собственно, про секс подростковый. И хочется, и можется — это правда. Есть определённые фазы развития подростковой сексуальности от начала до зрелой сексуальности, когда молодой человек, старший подросток, может вступать в половые отношения и заниматься сексом с наименьшими для себя потерями. Под потерями я подразумеваю какие-то сексуальные травмы, какие-то очень сильные неприятные чувства, когда подросток сексом занимает, но для него это пока как-то не так, и очень много может быть в этом месте недоверия, смущения, страхов и т.д. У нас, в общем-то, есть какие-то определённые общественные нормы. Не то что они у нас есть, они были во все времена. Они всегда ставили своей целью ограничение условий активной сексуальной жизни подростка и молодого человека до того времени, пока он не будет к этому готов эмоционально. Пока развитие его тела, психики, какой-то социальной компетенции не свяжется в одну точку, и пока сексуальная жизнь не станет приносить ему именно те приятные ощущения, переживания и удовольствия, для которых всё это и существует. Поэтому фазы развития подростковой сексуальности очень условно разделены на три части. Эти фазы, конечно, не имеют чёткой границы, они между собой перемешиваются, связываются.

Тем не менее что тут важно понимать. Что подростковая сексуальность — это вещь абсолютно нерегулируемая, неконтролируемая и очень мощная. Но при этом всё равно она сама себя регулирует определённым образом. Помимо того, что социум регулирует все эти вещи, она и сама себя регулирует. Начинается всё с того, что у ребёнка в 11-12 лет или раньше появляется какой-то объект обожания (прим. платоническая фаза). Ребёнок начинает о нём мечтать, грезить, вздыхать, представлять какие-то отношения, проявлять симпатию. В этом же месте возникает сильная любовь к кумирам, к каким-то объектам, которые недостижимы. Что тут происходит? Тут происходит отработка эмоциональной регуляции во влюблённости. Подросток эту фазу должен пройти, должен всё это пережить, попереживать, пострадать для того, чтобы сформироваться в этом месте. И для того, чтобы перейти к следующей фазе, эротической, когда дети начинаю сближаться, когда образуются парочки, происходят первые свидания, медленные танцы на дискотеке, объятия, прогулки в обнимку. То, что мы видим на улице или в транспорте. Это эротическая стадия таким образом себя проявляет. И здесь же происходят первые любовные драмы, разбитые сердца, очень много переживаний и очень много чувств. На этой же фазе подросток начинает стремиться к сексуальным отношениям, к сексу. Когда он начинает думать об этом предметно. Он начинает мечтать, вожделеть, представлять.

И следующая фаза развития подростковой сексуальности — это, собственно, сексуальная фаза, которая характеризуется сильным сближением, стремлением к сексуальной активности, когда образуются устойчивые пары, молодые люди стремятся наедине друг с другом оставаться, переходят к более интимным ласкам, прикосновениям, к петтингу и, собственно, к половым отношениям. До этой сексуальной фазе важно с ребёнком, конечно, обсудить вопросы, которые связаны с сексуальной профилактикой. То есть контрацепция. Причём это актуально для девочек и для мальчиков, потому что мальчики у нас некоторые всё ещё представляют себе секс таким образом, что "девушка должна позаботиться о предохранении, а я не должен". Это не так, и мальчики должны быть к этому готовы, как и девочки. Защита партнёра — это и твоя задача тоже, а не только её. В этом же месте очень важно поговорить о заболеваниях, которые передаются половым путём, и снабдить своего подростка презервативом. Я встречаю таких родителей, — я считаю, что это супер здорово, — которые своему подростку, начиная с 15-16 лет, кладут презерватив куда-то на видное место или в тумбочку для того, чтобы ребёнок мог его взять в любой момент и не нужно было бы вступать в какие-то переговоры, как-то быть этим озабоченным или самостоятельно покупать. Мамы девочек с 14-15 лет — хорошо бы показать девочку гинекологу. Сводить её просто к гинекологу за руку и сказать, что это женский врач, к нему можно обращаться, чтобы девочка могла с врачом обсудить всё, что касается контрацепции и защиты, если мама, например, думает, что не даст ей всей информации.

Ещё очень важный момент, который нужно обсудить с подростками, — это защита от сексуальных домогательств. Не могу без неё обойтись. Сейчас про неё расскажу и уже точно закончу.

Что касается умения слушать партнёра и говорить "нет". Это нужно обязательно рассказывать и мальчикам, и девочкам про то, что здоровая сексуальность и здоровые сексуальные отношения подразумевают обоюдное согласие. То есть не только "я-мальчик хочу, поэтому она должна согласиться". "Она тоже должна хотеть, должна хотеть так же сильно, как и ты," — это стоит говорить мальчикам. "Если девушка не готова, и она говорит тебе "нет" — значит, нет". Для девочек: выработка этого навыка отказывать — это очень важная штука. Правда. Когда я работала с девчонками-подростками, мы вели с коллегой группы как раз по сексуальному развитию, я обнаружила очень интересный такой момент, что девушки некоторые считают, что если они уже пришли в гости к своему молодому человеку, уже послушали музыку, что-то выпили, легли на диван, и вдруг она понимает, что не хочет заниматься с ним сексом, — девушки считают, что они уже не могут в этот момент отказать. Так вот, могут. Могут. И должны. Другое дело, что, конечно, здоровые отношения подразумевают, что ребята договорятся об этом немножко раньше, не доходя до какой-то черты, когда девушке может быть и физически трудно это сделать, и психологически трудно. Это как раз к вопросам о границах: защищать себя, свои телесные границы, защищать своё тело — это задача важная, и она должна быть решена до того, как дети начнут активно заниматься сексом.
Мне кажется, какие-то вещи я обозначила: про границы интимности, про сексуальное использование. Менструация, беременность, предохранение, ЗПП. Ну, и у мальчиков то же самое, только поллюция, мастурбация, половое влечение, предохранение, ЗПП.

Мальчикам-подросткам очень важно говорить, что их половое влечение — очень сильное, очень мощное, и это нормально, оно будет сохраняться таким достаточно долго, до 20-25 лет, когда пик сексуальности, потом всё начинает угасать. И мальчики иногда сами пугаются мощных своих влечений. Они думают, что они, может, чем-то больны, что они постоянно хотят всех, и возбуждаются абсолютно от всего. Они об этом могу переживать.

Рекомендации родителям
Made on
Tilda